Почему маршрутки в городе — это плохо

Маршрутки выдавливают с улиц общественный транспорт. Они неэффективны — у них маленькая вместимость, они забивают улицы и создают пробки (в один микроавтобус помещается 15 пассажиров, в обычный трамвай или автобус — 120, а в современные сочленённые трамваи поместится 300 пассажиров).

Маршрутками не могут пользоваться инвалиды, люди с багажом, колясками и т. д. Именно поэтому вы не встретите их на улицах Лондона, Парижа или Копенгагена.

Три года назад «Городские проекты» сделали вот такую картинку, которая иллюстрирует эффективность видов общественного транспорта. Мы видим, что маршрутка проигрывает всем. Даже обычный автобус эффективнее почти в 10 раз.

Городские проекты, https://varlamov.ru/2517072.html


Далее цитата из блога Георгия Красникова:

Но ведь наличие маршруток — это здоровая конкуренция. У людей есть выбор. Кому нужно быстрее — выбирает маршрутку, кто дешевле — автобус или троллейбус.**

В том-то и дело, что никакой конкуренции на самом-то деле нет. Это только кажется, что если по одному и тому же маршруту ходят разные виды транспорта, то между ними происходит честная конкурентная борьба. Если посмотреть изначально — был маршрут троллейбуса, скажем, от метро «Стадион имени Кирова» до «39-го квартала». Все знают, как он ходит, и у маршрута есть устойчивый пассажиропоток. Тут появляется маршрутка, которая начинает ездить по этому же самому маршруту, останавливаться на тех же самых остановках! Заметьте, они не придумывают какого-либо нового маршрута (хотя он бы мог быть очень даже полезен). Куда проще сунуть нос в чужую миску и своровать лакомый кусочек — вот как реально выглядит тактика развития маршрутных такси. Уже нельзя говорить «о честной конкуренции», когда одни придумывали маршрут, а другие на уже придуманном первыми снимают сливки.

Кроме того, ни один вид муниципального НОТ не может конкурировать с маршрутками просто потому, что у него другие задачи. Он должен соблюдать расписание, перевозить льготные категории граждан — делать всё то, чем частники не хотят заморачиваться. Поэтому в рамках жестокой конкурентной борьбы он всегда будет проигрывать маршруткам, но это ни разу не значит, что эта ситуация нормальная. Предвосхищая возможные возражения, сразу скажу, маршрутки, не дублирующие маршруты транспорта, существуют, и их не мало, но всё же это скорее исключение. И появились они только после того, как удалось заработать как раз на обычных маршрутах.

Ну вот уберёте вы маршрутки, и муниципальный транспорт не справится с пассажиропотоком.

Естественно, ни в коем случае нельзя запрещать маршрутки, не предлагая пассажирам никакой замены. Процессы увеличения доли муниципального НОТ и уменьшения коммерческого должны проходить равномерно. Скажем, запускается новый маршрут автобуса, и одновременно расторгается контракт с компанией-перевозчиком, обслуживающей параллельный коммерческий маршрут.

Но говорят, что автобус большой и ходит по определённым маршрутам, а маршрутка может ехать куда угодно, она маленькая. И это удобно.

Это именно тот случай, когда берётся один аспект и обобщается на всю проблему. Но как вам такая ситуация: вы на автобусной остановке, подходит автобус, и он идет по какому-то маршруту, а следующий автобус — уже по абсолютно другому. И вы точно не знаете, куда идет каждый из них. Хотелось бы вам, чтобы как в странах Южной Америки и Африки все эти маршрутки ездили бы по всему городу, куда угодно? Они-то могут, но вот вы не сможете узнать, куда они направляются. Кроме того, микроавтобусы очень часто ездят по магистральным маршрутам и создают гораздо больше пробок. Потому что там, где требуется восемь этих микроавтобусов, можно было обойтись одним или двумя обычными автобусами.

Если маршрутки существуют, значит, они приносят прибыль. А раз приносят прибыль, значит, они нужны.

Распространённая ошибка, что если что-либо приносит прибыль это нужно обществу. Наиболее характерный пример — наркотики. Их производство и распространение может приносить невероятные прибыли, но никто не будет говорить, что наркобизнес нужен обществу. Маршрутки, конечно, не приносят столько вреда, сколько наркотики. Но от того, что они, в отличие от наркоты, разрешены, не следует, что вреда от них нет. Как же им удаётся получать прибыль, если общественный транспорт — убыточная отрасль?

Ну уж точно не благодаря гениальным менеджерам, разработавшим эффективный бизнес-план. Основа успеха — это бескрайнее количество нарушений практически на всех этапах организации перевозки, что значительно позволяет сэкономить издержки. Это и экономия на ремонте подвижного состава, выливающаяся в выпуск на линию страшных газелей, разваливающихся на ходу. Это экономия на зарплате водителей, выраженная в виде необходимости сдачи т. н. «плана», из-за чего последние превращаются в зомби, работая по 18 часов в сутки, чтобы этот план отбить. Также они вынуждены лихачить, нарушать ПДД, объезжать пробки по дворам, тротуарам и встречной полосе, лишь бы план был выполнен. Экономия на стоянках, в результате чего отстаивающиеся маршрутки захламляют крайние полосы улиц, затрудняя часто и без того нелёгкое положение на дорогах. (Наиболее известные мне примеры это стоянки маршрутных такси около станций метро Текстильщики и Улица 1905 года). При этом желание заработать тут опять превыше всего. Вполне нормальна ситуация, когда из 20 маршруток на линии находятся 5-6, а остальные ждут своей очереди. Всем же пацанам заработать надо.

А мне нравится! Быстро и удобно можно доехать.

Конечно удобно. Пока муниципальный транспорт развит хорошо, маршрутчики вынуждены подстраиваться под пассажиров, чтобы тем было выгоднее на них ехать. Но уверяю вас, длится такое счастье не всегда. См. следующий пункт.

Ну а чего такого? Пускай весь транспорт будет коммерческим. Почему это обязательно плохо?

Если коммерсант осознаёт, что он уже держит значительную долю рынка, то практически сразу он начинает борзеть. Низкие интервалы исчезают в первую очередь, следом за ними гигантские скорости. А какой смысл, если у пассажиров все равно нет альтернативы: муниципальный транспорт разгромлен и не конкурентоспособен! Городская администрация также не может внезапно взять и расторгнуть с таким горе-перевозчиком контракт: нужное количество автобусов так сразу уже не возьмёшь, а людей перевозить надо.
Бывает и другая ситуация. Если рынок толком ещё не поделён между маршруточными мафиями, то между ними начинается гонка на выживание. Гонка в буквальном смысле: по каждому направлению ходит несколько дублирующих на 95% маршрутов, которые ездят друг с другом наперегонки, подрезают друг друга и всеми правдами-неправдами стараются отобрать пассажира у конкурента. Вот она, та «здоровая конкуренция», традиционно приводящая к хаосу и высокой аварийности на дорогах.

При таком подходе муниципальный перевозчик может также творить что хочет. И на него не найдёшь управу. И если не будет маршруток, то у людей не будет выбора, если он будет плохо работать.

Да, тут стоит признать, что муниципальный перевозчик далеко не всегда идеален. Собственно из-за его «неидеальности» и появляются маршрутки на улицах городов. Тем не менее: а) деятельность муниципала можно регулировать обилием жалоб и обращений. В случае, когда в городе больше 50 маршруткоконтор, писать жалобы намного сложнее, потому что не очень понятно куда их писать и будет ли какая-нибудь реакция на них. б) от появления маршруток, как правило, МунОТ лучше работать не начинает, а зато в городе появляются все вышеперечисленные проблемы. Так что плохо работающий муниципальный транспорт — это причина для того, чтобы заняться его развитием и исправлением косяков, а не повод заменять его коммерческим суррогатом.

Так что, получается, что вообще частного транспорта не может быть? Это получается какой-то социализм.

Частный транспорт, как таковой, вполне возможен. Более того, как это не покажется странным, в большинстве европейских стран он частный. Но принцип участия стороннего перевозчика в транспортной системе должен быть следующий. Перевозчик заключает договор с городом на конкретный маршрут с фиксированным расписанием и с обязательством принимать все виды проездных документов. Таким образом, с точки зрения пользователя, это точно такой же автобус, как и муниципальный. Подобные схемы встречаются и в России: Санкт-Петербург, Пермь.

Почему же тогда маршрутки так популярны, если они вредны?

Всё очень просто. Заработать денег все хотят, а здесь такая необработанная отрасль. Кроме того, часто владельцы маршрутных такси имеют хорошие связи в городском руководстве, а иногда и сами являются депутатами городской думы. Естественно, что такие депутаты будут заинтересованы раздраконить поскорее муниципальную транспортную систему, являющуюся для них прямым конкурентом. Отсюда и идут ликвидации трамвайных и троллейбусных линий, обанкрочивание автобусных ПАТП и т. д.

Другие статьи:

Лучший цвет для инфраструктуры

Как стать мэром Челябинска

Освещение во дворе